Библиотечно-информационный центр Шуйского филиала ФГБОУ ВО "Ивановский государственный университет"
Хоть весь мир земной люблю, а мне всегда желанна Шуя
Меню сайта

Новости
[15.09.2017]
Выставка «Стань музыкою, слово!»
[04.09.2017]
Книжная выставка «Талант драматурга»
[22.06.2017]
Выставка «Я всегда желаю невозможного»
[20.06.2017]
Виртуальная выставка "Краеведческий блокнот"
[06.06.2017]
Выставка «Своими руками»

Форма входа

Поиск

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Приветствую Вас, Гость · RSS 23.09.2017, 21:03

"Хоть весь мир люблю земной, а мне всегда желанна Шуя"

Дом на Садовой

Шуйская мужская гимназия

Возвращение домой

Дом в Шуе семье Бальмонтов потребовался, когда старшие из сыновей поступили на учебу в мужскую гимназию. Несколько лет семейство жило на Староконной площади (ныне пл. Первомайская), затем некоторое время на Дворянской улице (ныне ул. Союзная). И только в 1882г. купили у одного из шуйских купцов дом – двухэтажный, с полуподвалом, кирпичный, неоштукатуренный, с пятью окнами по фасаду – на Малой Соборной улице (ныне ул. Садовая, 15), вправо от колокольни.

В автобиографическом романе "Под Новым Серпом" Бальмонт  пишет: "Дом, куда Гиреевы переехали, стоял очень красиво. Перед ним была большая четырёхугольная лужайка, налево - церковь, направо - склон вниз, дорога к Заречью, двор выходил задней своей стороной на зелёный вал, под валом река, мельница, дальше заливные луга, широкая равнина, далёкие леса". Это описание дома на Садовой улице.

В доме на Малой Соборной (Садовой) Бальмонт провел своё отрочество. Здесь к молодому Бальмонту пришла первая любовь – к шестнадцатилетней полупольке Марии Гриневской, служанке, которую в романе «Под новым серпом» он назвал Лидией Волгиной.

К. Бальмонт, поступивший 1886г. в Московский университет после окончания гимназии, в ноябре 1887 года, как организатор протестов среди студентов университета, был выслан на родину под негласный надзор полиции и прожил в Шуе на Садовой ещё год.

В свой шуйский дом Бальмонт приезжал и в 1890 году после попытки самоубийства.

Дом Бальмонтов на Садовой улице сохранился по сей день.

«Я всё еще чувствую себя пламенным гимназистом,

застенчивым и дерзким»

Бальмонт К. Д.

С именем поэта в Шуе связано ещё одно место - бывшая Шуйская мужская Наследника Цесаревича Алексея гимназия, сначала располагавшаяся на Миллионной улице в здании, отданном впоследствии духовному училищу, ныне здание принадлежит Шуйскому филиалу ИвГУ.

Шуйская мужская классическая гимназия была основана в 1873 году как четырехклассная прогимназия, куда в 1876 г. поступил Константин Бальмонт, сдав на «четвёрки» экзамены. 1 июля 1876 г. прогимназия была преобразована в шестиклассную неполную гимназию, где Бальмонт учился по 1879 г.

Затем гимназия была переведена в новое здание, построенное в 1879 г. по проекту С. Я. Яковлева на той же улице, в котором поэт учился с 1880 до 1884 г.

Как земский деятель, отец Бальмонта содействовал достройке здания мужской гимназии. Оно выстроено из красного кирпича в технике лицевой кладки с белокаменными деталями – замковыми камнями, подоконниками. Оформление фасадов необычайно богатое и выполнено в традициях эклектики. В гимназии сохранилась междуэтажная лестница с чугунными балясинами. Планировка этажей гимназии коридорного типа, коридоры идут вдоль дворовых фасадов. В центре первого этажа расположен центральный вестибюль, в торцах дворовых крыльев находились квартиры. В центре второго этажа располагался актовый зал, а в крыльях – классы.

К западному фасаду вдоль улицы примыкает кирпичная на белокаменном цоколе ограда с воротами. Ворота представляют собой высокие пилоны по сторонам арочного проезда, увенчанные разорванными фронтонами и прорезанные арочными проемами калиток.

На втором этаже гимназии находились учебные классы, а на первом – квартиры директора, письмоводителя и надзирателя, канцелярия, зал для гимнастики, приемная для родителей и сборная для учеников. Ныне здание принадлежит школе №2, носящей имя поэта.

В гимназии любили музыку, театр, литературу, знаменит был гимназический хор, известностью пользовался оркестр народных инструментов, часто проводились литературно-музыкальные вечера, концерты. Всё это повлияло на духовное развитие будущего поэта.

В приготовительном классе К. Бальмонт был лучшим учеником и уже в половине года, вопреки всем законам, ему была выдана похвальная грамота. Поведение К. Бальмонта, кроме приготовительного класса, отмечалось всегда баллом "4". В книге протоколов педагогического совета гимназии отмечается невнимание и рассеянность ученика Бальмонта К. Скоро обучение ему надоело, и он все больше внимания стал уделять чтению.

 В шуйский период своей жизни впечатления от гимназии скрашивали свобода саморазвития, разнообразное чтение, развлечения и увлечения. С уважением вспоминал Бальмонт некоторых гимназических учителей: преподаватель истории и географии Прозоровский  давал ему исторические книги, знакомил с сочинениями В. Г. Белинского и славянофилов, позднее Бальмонт называл его «большим другом»; об учителе русской словесности М. Н. Сперанском поэт говорил, что ему «обязан выработкой своего слога»; в письме Георгу Бахману от 21 марта 1907 г. Бальмонт передавал привет своему учителю немецкого Петру Яковлевичу Эссерлинг-Карклингу и с удовольствием вспоминал, как читал с ним пьесу Г. Лессинга «Минна фон Барнгельм».

Со своими гимназическими товарищами он мало общался: у него было только два-три приятеля, с которыми он долго хранил связь. История исключения из Шуйской гимназии и поднадзорная учеба во Владимире дали ему повод написать в автобиографии 1903 года: «Гимназию проклинаю всеми силами. Она надолго изуродовала мою нервную систему».

«…не было минуты,

чтобы я не мечтал возвратиться».

Бальмонт К. Д.

К. Бальмонт до революции подолгу жил вне России, поэтому и приезжал в родные края нечасто, но при случае посещал и Шую, и родной погост.

После возвращения из Франции Бальмонт, три года прожив в Москве, приезжал домой лечиться после попытки самоубийства 13 марта 1890 г. Жил в Шуе в доме родителей, сообщая в письме Голдрину от 25 февраля 1891 г. что, выйдя из больницы, уехал с женой в Шую, ходит то с костылем и с палкой, то с одной палкой. Выздоровление Бальмонта было мучительным и долгим, перенеся две операции, много страдал физически и нравственно, оставшись хромым на всю жизнь.

В марте 1917 г. Бальмонт побывал и в Иваново-Вознесенске, и в родной Шуе, с радостью встретив Февральскую революцию. В ночь с 13 на 14 марта 1917 г. написал в Иваново-Вознесенске «Вольный стих» — к Иваново-Вознесенским рабочим.

Поэт посетил гимназию. Встречу К. Бальмонта с гимназистами организовал Вячеслав Александрович Водарский – педагог гимназии. Учителя и ученики собрались в актовом зале. Поэт вспомнил свои гимназические годы, с благодарностью говорил о своем преподавателе М. В. Сперанском.

Благодаря  краеведу М. Громаковскому сохранился рассказ бывшего шуйского гимназиста Евсея Львова о встрече с Бальмонтом: «После третьего урока всех нас гимназистов классные наставники повели в актовый зал. Стоим, ждем. Выходит директор гимназии с группой преподавателей и среди них какой-то рыжий, скуластый, с бородкой клинышком человек. Им оказался Бальмонт. Директор его представил нам не только в качестве знаменитого поэта, но и как бывшего гимназиста Шуйской гимназии. Бальмонт говорил о поэзии, читал свои стихи».

17 марта 1917 г. в Шуе состоялся вечер поэзии Бальмонта, вырученные средства (313 рублей) были переданы на благотворительные цели, поэт добавил своих личных 17 рублей. Устроители  вырученные деньги разделили между публичной библиотекой, клубом рабочих и польским комитетом. В Шуе поэт пробыл всего два дня.

Тогда же Константин Бальмонт побывал в родных Гумнищах и в соседнем селе Якиманна на могиле родителей, встретился с братьями Аркадием, Александром, Владимиром. Два брата (Николай и Дмитрий) к этому времени уже умерли. Брат Михаил служил в Омске.

Когда в 1920 году Константин Дмитриевич Бальмонт покидал Россию, он, возможно, даже не думал о том, что больше никогда не вернется назад, на свою Родину. Тоскуя по родным местам, Бальмонт писал:

Ото всего, что мне родимо,

Я отделен и отлучен.

Но в сердце – синий облак дыма,

В нем служба, ладан, свечи, звон.

Зеленый луг. На травах росы…

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz